English Русский be number one Fair.ru Ярмарка путешествий Города и Регионы Rambler's Top100
Главная         
Район
Туризм
  Официоз     
  Новости     
  Коротко о...
  Транспорт
  Размещение
  Питание
  Маршруты
  Карты
  Очерки
О Байкале
БАМ
Фотоальбом
Предприятия
Музыка
Книга гостей
Объявления
Форум
Ссылки
О сайте

Пишите!
ICQ 5070942

Рейтинг@Mail.ru


Панорама Фролихи

Маленькое путешествие большой компании на Фролиху

Устье реки Фролиха   Фролиха - слово, знакомое многим, тем, кто уже бывал, и кто только мечтает попасть на Байкал. Человеку, незнакомому с нашими местами, может показаться странным это настойчивое стремление увидеть заповедный уголок. Казалось бы, чего желать больше, когда ты уже наслаждаешься уникальной красотой Северного Байкала. Так нет, подавай всем Фролиху. А между тем, одним этим словом обозначают несколько природных объектов: губа - Фролиха, река - Фролиха (Левая, Правая и без приставки), озеро - Фролиха, заказник, и тот для краткости именуют так же. Но он же, заказник, все это и объединяет.
   Далее в тексте в кавычках я буду приводить короткие выдержки из летописи заказника, предоставленной мне его руководством: директором Феденевым И.А. и главным охотоведом Родионовым Е.Н.

   "Государственный зоологический заказник республиканского (РФ) значения без ограничения срока действия создан 5.01.88г. Расположен в Северобайкальском районе республики Бурятия на северо-восточном побережье оз. Байкал в 40км от п. Нижнеангарск и в 45км от г. Северобайкальск, где и располагается администрация заказника (пр.Ленинградский, 7). Общая площадь заказника - 109,2 тысяч га, держателем гослесфонда и землепользователем является Северобайкальский лесхоз."

Байкал из бухты Фролиха   Как это часто бывает, собирались мы долго, а в итоге собрались спонтанно, прямо по пословице - "Русский мужик долго запрягает, да быстро едет". Отдыхая в один из немногих теплых июльских уик-эндов на берегу Байкала, было категорично решено немедленно отправляться полным составом в простенький такой походик, сроком эдак на недельку. Погода ждать не будет (а она и не стала нас ждать, как выяснилось впоследствии).
   Естественно, предметом и целью похода было выбрано озеро Фролиха, ибо, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, большинство присутствующих и потенциальных участников его видели только в мечтах, а если и бывали там, то зимой.

   "Климат резко континентальный, с большой амплитудой колебания годовых и суточных температур. Большое воздействие на климат оказывает оз. Байкал, кроме того, резко пересеченный горный рельеф создает разные условия нагревания и охлаждения земной поверхности в зависимости от крутизны склонов и степени их залесенности. Среднемесячные температуры 2000г.: январь - 23, февраль - 17, март - 18, кол-во осадков 15, 10, 11 мм соответственно, июль +13, август + 16, дожди - 99,9, 107,4 мм. Минимальная температура в январе -40, максимальная в июле +17. Мощность снегового покрова в среднем 20-40 см, на горных участках до 1,5м. За летний период выпала годовая норма осадков.

   северная граница заказника: от мыса Немнянка по водоразделу рек Правая Фролиха и Томпуда до истока реки Ширильды;

   восточная: от истоков рек Фролиха и Окуликан по водоразделу между верховий рек, впадающих в Правую Фролиху и Томпуду, до истоков Ширильды;

   южная: от истоков Ширильды в о. Байкал;

   западная: от устья Ширильды в пределах береговой линии заказника до мыса Немнянка, за исключением территории водолечебницы "Хакусы", которая занимает береговую линию 12 км и вглубь на 5 км.

   Режим заказника: на территории заказника запрещается промысловый и любительский лов рыбы на всех озерах и реках, все виды охоты на зверей и птиц, разорение гнезд, сбор ягод, нахождение посторонних лиц без разрешения администрации заказника, водный, пеший туризм без согласования с администрацией заказника, сбор ягод, грибов, лекарственного сырья".

   Пришла пора представить всех участников этого маленького, можно сказать, семейного путешествия: Крымцевы - Ольга и сын Дима, (сменившие северобайкальскую прописку на московскую, но душою оставшиеся на Байкале), примкнувший к ним Сережа Жарков; Карповы - Зоя и сын Степан; Пучковы - Павел, Наталья, сын Артем и друг его Саша Самарин; Виталий Петрович Сидорченко (иркутянин, интереснейший человек!) и Распутины - Наталья, дочь Арина и сын Тимофей.
   Основной костяк команды (как и населения России) составляли женщины и дети, правда, пятеро из последних были уже студентами, но это не меняло их статус, мамы-то все были рядом и, поэтому частенько можно было услышать на весь лагерь басовитое: "М-а-а-м, а где …?" (нужное - добавить) :-) Но это я забежала вперед. На яхте
   Решение транспортной проблемы взял на себя Карпов Виктор, начальник нашей местной спасслужбы, я выписала все необходимые разрешения (в Северобайкальском лесхозе и самом заказнике), а честь быть завхозом предоставили Наталье Пучковой. Тимка клеил лодку (без нее на Фролихе делать нечего), проверял спасжилеты, женская часть команды сушила сухари, мужская - готовила снасти для грандиозной рыбалки, а солнце в это время щедро и неутомимо рассыпало свои лучи. Но, решив, что уже достаточно побаловало нас теплом, уступило свое место менее приятным природным явлениям, а именно, утро отплытия - 2 августа - встретило нас щедрым дождем. Даван был весь закрыт низкой облачностью.
   В моей голове соперничали две мысли - крамольная: "А может, отложим на завтра?" и жизнеутверждающая: "Отъезд в дождь - это к счастью". Как потом, оказалось, не одну меня посетили такие мысли. Вторая, конечно, одержала верх и под ворчанье старшего сына: "Ненормальные, куда в такой ливень?" быстро-быстро погрузились в машину и уже через 5 минут радостные крики приветствий оглашали безлюдный в этот час причал нашего яхт-клуба "Белый парус".
   У транца "Медузы" наблюдалась суета и оживление, ибо вновь прибывшие старались как можно быстрее попасть внутрь яхты. Только невозмутимый начспас Карпов отдавал последние распоряжения, да капитан Саша Коровин с матросом Анатолием завершали приготовления к отплытию. Гора рюкзаков росла, оставалось дождаться Пучковых. Наконец, и они прибыли.
   На палубе остались лишь капитан с матросом и Виталий Петрович, запел мотор, и яхта отчалила, устремляясь в светло-серую пелену дождя по темно-серой глади Байкала. Надежды идти под парусом таяли в серебристых струях под мерный шум мотора. Ветра можно будет ждать только после дождя.
   В кают-компании достаточно просторной яхты-полутонника, хорошо приспособленной для автономного путешествия компании из четырех-пяти человек (кают-компания, носовая и кормовая каюты, гальюн, камбуз) царил хаос. Дети вжались с стенки и углы, ибо все остальное пространство было заполнено, завалено рюкзаками, коробками, пакетами, сапогами, плащами. Довольно быстро общими усилиями все это распихали, рассортировали и… накрыли стол. На яхте
   Поклонение Богу Байкала - Бурхану, свято соблюдается местными жителями при любом выходе на воду или лед озера, ибо иначе не видать ни хорошей погоды, ни, как следствие - удачи. Первые капли всегда отдаются именно Бурхану (щелчками пальцев напиток разбрызгивается на четыре стороны света) с просьбой ясной погоды. Мальчишки, как саранча, налетели на домашние яства, повеселели, не подозревая, что их дальше ждет. Только Женька, 11-летний сын Анатолия, упорно отказывался что-нибудь съесть. И оказался прав! Не прошло и часа после выхода яхты в открытое море, как выстроилась очередь подышать свежим воздухом - морская болезнь не заставила себя долго ждать - что в штормовых условиях было весьма проблематично. Поднимешься на палубу - замерзаешь под дождем, спустишься вниз в кают-компанию - начинает укачивать. Мне пришлось срочно занять рабочее место у газовой плиты (не привыкать и на яхте тоже!). Аромат свежего чая с травами вернул к жизни всех больных. Но первые кружки чая - капитану и матросам - Петровичу и Анатолию. Мотобот Охотовед
   Капитан принял решение идти не в Аяю, а во Фролиху (бухту). Через неполных три часа мы уже встали там на якорь, дав отдых и измученным пассажирам и замерзшей команде. Словно сжалившись, дождь прекратился, уступив место ветру, разорвавшему сплошной покров облаков. А что ещё нам для счастья надо? Снова вышли в море и, обогнув мыс, встали в Аяе, напротив зимовья егеря заказника. Он тут же на моторке подошел к нам, представился, познакомились, поговорили. Как положено, он досконально проверил все наши разрешения, пожелал счастливого пути, посоветовав идти только в сапогах, ибо вода высокая на тропе.
   Выходить в ночь не имело смысла, поэтому решили переночевать в Аяе. Выгрузка произошла почти мгновенно, благодаря моторке Егора Егоровича. Сказаны слова прощания, встреча с "Медузой" назначена на 7 августа.
   Сильный ветер с моря пронизывал всю бухту, решили встать в 200 метрах от берега, использовав оборудованную стоянку. Даже готовые дрова нашлись. Пока наша семья Распутиных продолжала дежурить, остальные, быстро установив среди кустов кедрового стланика палатки, разбежались осматривать окрестности. Озеро Фролиха, губа Аяя
   Аяя - живописнейшая бухта на Северном Байкале, её изумрудная поверхность окаймлена золотисто-оранжевым пляжем из крупнозернистого песка. Странно, но факт: по побережью Байкала песок слегка сероватый, а здесь всегда яркий, как на картинке в детской книжке, как и цвет воды, тоже отличающийся от байкальской своей яркостью цвета в любую погоду.
   Аяя - единственная бухта для укрытия судов в шторм, однажды я была свидетелем столь многочисленного нашествия: три катера, две яхты, две моторки и катамаран два дня укрывались от разбушевавшегося батюшки Байкала. Крымцевы с аборигенами
   А вот и первая приятная находка - на берегу под прикрытием стланика расположилась необычная компания: три эвенка, пять оленей и олененок. В разговоре выясняю, что один из местных предпринимателей, зарабатывающий летом на извозе туристов, решил расширить свой бизнес, предлагая оленей в качестве шерпов для перевозки груза по тропе к озеру. 300 руб. одна оленья единица. Иногда вьючный транспорт находил своих покупателей, а в остальное время - олени свободно паслись под предводительством маленькой шустрой белой оленихи, нарушая тишину звоном колокольчиков. Только олененок почти не покидал стоянку, за что чаще других был объектом фотосъемки туристов. Естественно, и мы тоже не упустили такой возможности.

   "Территория относится к зоне хвойной тайги, леса образованы сплошными массивами, за исключением гольцовой зоны, хвойные породы преобладают над лиственными, среди хвойных преобладает лиственница. Виды животных, обитающих на территории заказника: лось, изюбр, кабарга, дикий северный олень, соболь, горностай, белка, лисица, росомаха, волк, заяц, медведь, глухарь, водоплавающие (кряква, чирок, серая утка, свиязь, гоголь, крохаль, луток, на пролете - лебедь-кликун - Краснокнижный вид). Внесены в Красную книгу Российской Федерации и Республики Бурятия орлан-белохвост, скопа, выдра. Первые два гнездятся, третья - обитает. Основная мера для охраны данных видов - ограничение доступа человека на территорию заказника, что успешно осуществляется. Обитают также Краснокнижные виды: в озере Фролиха даватчан - подвид арктического гольца, таймень в реке Фролиха, нерпа в губе Аяя."

Рыбачка Зоя с рыбаками   Наталья Ниловна первым делом кинулась в зеленые воды бухты, пытаясь восторженными криками увлечь и остальных, но желающих не нашлось, уж больно свежий ветерок дул с моря, да и солнце клонилось к закату. Западный берег расцвечивался предзакатными красками, палитру которых не в силах передать ни один фотоаппарат. Оранжевый тон переходит в желтый, желтый в бирюзовый, тот в свою очередь в голубоватый, затем в сиреневый, где-то вмешивается розовый, эти совершенно немыслимые ежесекундные плавные переходы оттенков друг в друга не дают глазам оторваться. Переливы будто играют друг с другом, торопясь, чтобы погаснуть с последним лучом солнца.
   Первый ужин у костра прошел под мечты вслух о будущей рыбалке и громадных щуках с окунями, уже выстроившихся в очередь на крючок наших рыбаков :-)

   "Все реки на территории заказника протекают по глубоким ущельям, имеют быстрое, порожистое течение. Самые крупные: Левая и Правая Фролихи, впадающие в озеро Фролиха, самое крупное озеро на территории заказника с глубиной до 80м, и вытекающая из него река Фролиха, впадающая в Байкал, имеющая широкую сеть рукавов и протоков, а также река Ширильды. Во всех реках обитают типичные для этих мест представители ихтиофауны: хариус, окунь, щука, налим. Хорошие кормовые условия на реках для обитания краснокнижного вида - выдры."

Пляж в Аяе   Ранний подъем никому не в тягость, с ошеломительной быстротой был свернут лагерь, съеден завтрак, даже оставшиеся дрова мальчишки успели спрятать от дождя, все рвались к озеру. В восемь дружно стартовали, направляющие - Зоя и Петрович, как завсегдатаи Фролихи, замыкающий - Паша Пучков, со своим неподъемным рюкзаком (и что он в нем всегда носит?). Только вошли в лес, а нас уже встречают писком и звоном стаи, толпы, тучи, как хотите, но смысл и последствия те же - комары!! Начинается болото! Срочно задраиваем все, что можно, а что нельзя - мажем, опрыскиваем штормовки, только хитрые Карповы усмехаются в накомарники.
   Чавк! Чавк! Чавк! Шлепаем по болотистой тропе, успевая объедать кусты голубики. Старые гати на самых глубоких местах уже не спасают, но обычных сапог по колено достаточно, в болотниках у нас только Тимка, Степка и Серега, а вот Аришке достается - её изящные белые сапожки еле достают до щиколоток, и вода давно уже булькает внутри, но в самых глубоких местах она умудряется использовать в качестве кочек Пашины ноги, разумеется, с его согласия. Залив Окуневый
   Первый привал у горы Лупоглазки, как называет её Петрович, а точнее, у крутого скального выхода на перевале. Тихо, прохладно, меж камней срывается и шумит поток. Дружный рывок наверх по скользким камням, а болото - и здесь нас поджидает, одно слово, высокая вода нынче. Почуяв близость озера, ноги сами ускоряют шаг, и сквозь деревья уже блеснул Окуневый залив, ещё немного - и мы на высоком бугре: слева - Окуневый залив, впереди - само озеро Фролиха. Это единственное чистое место для стоянки на этом берегу, если у вас нет плавсредства. Но Окуневый залив - это ещё не Фролиха, вы eго (озеро) отсюда даже толком и не увидите.

   "Озеро Фролиха - комплексный памятник природы - его площадь 16,5 кв. км, имеет форму подковы, расположено в 8 км от бухты Аяя. На озере два небольших острова, широкий полуостров, два залива - Окуневый и Хобот. Глубина - до 80м. С юго-востока впадают реки Правая Фролиха и Даватчанда, с северо-востока - Левая Фролиха, а также мелкие ручьи и реки. Из озера вытекает одна река Фролиха, у восточного берега высится гора Медвежья (1200 м), озеро имеет научное и рекреационное значение".

Лодочник Серега   Быстро достается лодка, мальчишки наперегонки бросаются её накачивать. Кто-то из женщин бродит в поисках полезных трав, Тимка уже закидывает спиннинг. Паша Пучков начинает наводить заранее задуманную им переправу, чтобы не гонять лодку с гребцом, а просто передергивать её с берега на берег. Серега между тем успевает перевезти на противоположный берег Петровича. Пашин 20-метровый реп-шнур оказывается слишком коротким, добавляем мой, и лодка с Сережей и рюкзаками отчаливает.
   Стоп! Реп, подхваченный течением, прогибается дугой, лодку сносит вниз, Серега тихо ругается, проклиная привязь и не в силах дотянуться до неё. Степана, как обладателя болотников, срочно загоняют в воду с петлей репа в руке, благо с этой стороны мелко, пока Паша срочно удлиняет леской всю конструкцию. По закону подлости, или бутерброда, как угодно, леска в Пашиных руках запутывается. Что остается делать? Зоя спокойно забирает "бороду" у Паши и начинает её распутывать. На переправе
   Минут через 10 леска поддается и лодка уже разгружается на том берегу. Чтобы сподручнее выбирать и наматывать леску, просим Артема сделать рогатку. Через мгновение он приносит… сухой сучок в виде детской рогатки. Пока хохочем и объясняем, что от него требовалось, вторая "борода" уже готова. Тут уж разматываем в шесть рук! Пока мы занимаемся этим неблагодарным трудом, Серега тихонечко перевозит и перевозит: раз - людей, второй - рюкзаки. Когда груза остается на два-три рейса, Паша снова вяжет репо-лесочную конструкцию к лодке, Аришке он поручает самую ответственную часть процесса - бегать с леской по бугру туда-обратно, дабы не сматывать её, подлую, при каждом возвращении лодки. В общем, поразвлекались мы на переправе! Хорошо, время не поджимало, солнце светило, и день был замечательный, а значит - настроение тоже!
    Наконец-то все на полуострове и готовы шагать к заветному пляжу - месту будущей стоянки. Тропа, проложенная по узкой береговой полоске, залита водой и даже не угадывается, поэтому приходится где ломиться по лесу, где брести по воде, а где и по высокой, буйной траве. Здесь такое удивительное разнотравье, что возгласы восхищения не прекращались ни на минуту, многие травы были увенчаны голубыми, сиреневыми, желтыми, белыми колокольчиками, кистями, зонтиками соцветий.

   "По данным геоботанической экспедиции отмечены редкие и исчезающие растения: астрагал трехграноплодный, бородиния байкальская, меритензия мелкопильчатая, наяда гибкая, овсяница баргузинская, селагинела швейцарская, тайник сердцевидный, телетарис болотный, хохлатска пионолистная, царские кудри, родиола розовая, прострел аянский, шильник водяной".

Аришка с лисичками   Среди лесных зарослей стали мелькать яркие желтые пятна разных размеров, мы с Ольгой пригляделись и ахнули - лисички! Да в таком количестве! Конечно, нашлись скептики, которые пытались убедить нас, что это разновидность поганок, но мы им отвечали: "Посмотрим, как вы их жареными уплетать будете!" Для наших мест лисички большая редкость, а тут их можно было косить - маленькие, крепенькие, яркие, в азарте ползая под кустами, мы даже не замечали тяжелых рюкзаков на своих спинах. Угомонились, когда наполнили все пакеты, пакетики, шапочки, оказавшиеся под рукой.
   Прошли один пляж, другой, везде были видны следы пребывания здесь людей: там сложена коптильня из камней, там каркас из жердей с каменной печью внутри, там сожженное зимовье. Наш авангард: Петрович, Сережа, Тимка, Степка уже достиг желаемого пляжа. Его покидала группа кемеровчан, отплывая на катамаране к Байкалу по Фролихе (реке).
   Стационарное кострище, стол, скамейки - все на месте. Четыре цветных палатки мгновенно выросли в тени мощных сосен, над столом раскрылся голубой тент, в котлах забулькала вода, на сковороде зашипело масло, предвещая праздник живота. Лисички на сковородке
   Такая божественная красота нас окружала, что душа переполнялась эмоциями, рот сам растягивался в улыбке, а тело молодело на глазах. Наблюдалось полное единение с природой! Все оттенки зеленого и синего цветов сплелись, отражаясь друг в друге слева, справа, сверху, только внизу под ногами скрипел теплый золотистый песок. Вода оказалась на удивление теплой, солнце светило жарко, впереди нас ожидал замечательный отдых. Что ещё человеку для счастья надо? Голод был утолен царским обедом (одних лисичек Аришка добросовестно нажарила три (!) здоровенных сковородки). Студенческая молодежь успешно прошла практикум на лесозаготовках, завхоз известила нас о том, что мы должны съесть все продукты, возвышавшиеся внушительной горой на одной из скамеек, рыбаки отправились на вечерний клев, а солнышко тем временем потихоньку ушло прятаться за Байкал.
   Немного погодя ему на смену из-за Медвежьей горы поднялась, словно приветствуя нас, красавица луна, постелив свою дорожку через все озеро прямиком к нашему пляжу. Все притихли и умолкли одновременно, зачарованные волшебной сменой природных декораций. Тишину нарушил клич Ниловны: «Купаться в лунной дорожке!» Два женских силуэта и один девичий нарушили спокойную гладь вечернего озера, устремляясь вплавь навстречу своему небесному символу и началу Стоянка
   У костра запахло свежим чаем и, как водится, посыпались шутки, байки, воспоминания. Постепенно один человек стал удерживать всеобщее внимание и интерес - Виталий Петрович. О нем были наслышаны все, но лично знакомы были немногие: экс-директор Иркутского драмтеатра, нынешний директор музея этого театра, Член Союза журналистов России, актер, обладатель коллекции редких афиш и, вообще, очень интересный человек. Весь вечер мы слушали его актерские байки о гастролях, об известных людях. Оказалось, наших детей интересует история России, а В.П. много времени проводит в исторических архивах, а потому и много знает того, что ни в одном учебнике не написано. Вопросы сыпались со всех сторон, В.П. неутомимо отвечал на них, пока кто-то не вспомнил, что завтра рано вставать на рыбалку.
   Утро наступившего дня было столь же божественно, как и вся окружавшая нас царственная природа. Шум прибойной волны разбудил нас задолго до солнышка, всходившего из-за Медвежьей горы. Воздух, насыщенный покоем, чистотой, первозданной красотой и свежестью, проникал в каждую клеточку, ощущение оторванности и отрешенности от всего суетного мира усиливалось, покой и умиротворение, казалось, физически пронизывали весь организм и фибры души. Тимоха со щукой
   Дежурные уже возились у костра, рыбаки спешно собирали снасти. После завтрака почти вся мужская часть нашего поселения отбыла на рыбалку: кто пешком, кто на лодке, кто к Правой Фролихе, кто к истоку Фролихи. Зоя, как старая рыбачка, ушла с самыми младшими рыбаками - Степаном и Тимкой, и Сережей, единственным студентом, увлеченным рыбалкой. А нам, оставшись в лагере, пришлось довольствоваться извечной женской долей - ждать и встречать с добычей охотников. Наварив по котлу борща и компота, мы позволили себе заняться тем, чем душа пожелает. Ольга умчалась с ведром по окрестным кущам за лисичками, студенты растянулись на теплом песке после купания, Аришка уединилась на соседнем пляже с серьезной книгой. Тишина, покой, ни машин, ни людей, ни телефона, ни телевизора, ни компьютера - только солнце, небо, облака, песок, вода, и все это в полной гармонии цвета, чувств и ощущений. Благодать! По рукам пошла!
   Ближе к вечеру по одному стали появляться наши добытчики, хитро улыбаясь и пытаясь обмануть нас, но радость первого улова невозможно скрыть, тем более мальчишкам. Первую щуку поймал Тимка (новичкам везет). Это было неожиданностью и для щуки и для Тимы. Бредя берегом у кромки воды, он наступил на притопленное бревно, скрытое высокой травой, а под ним эта охотница и пряталась. Взмахнув хвостом, щука шустро скрылась за ближайшим камнем, надеясь, что она в безопасности, но Тимка оказался хитрее её, успев увидеть, где спряталась щука, он резво закинул спиннинг. Не подозревавшая обмана щука, схватила блесну, а Тимке оставалось только вытащить её. Радости не было предела. Почин был положен, а дальше дело пошло у всех, только успевали снимать: то окуня, то щучку, а то и самим приходилось нырять за зацепившейся блесной. Окунь на рожне
   В общем, улов радовал глаз и предвещал рыбное пиршество, только вот все это богатство надо было прежде почистить. Зое не привыкать чистить колючего окуня, поэтому она первая взялась за это. Паша нашел кем-то заботливо припрятанный автоклав, превращенный в коптилку. Мы его отмыли, отчистили и решили побаловаться ещё и копченой рыбкой. Но это, когда рыба хоть немного просолится, а пока в котле булькала уха, у костра же выстроились распластанные на рожнах окуни, на сковороде снова возвышалась гора симпатичных загорелых лисичек. От этого обилия подножного корма нашему завхозу Ниловне становилось плохо, ибо продукты-то оставались почти нетронутыми, за исключением сухарей и хлеба. Мнения разделились: Ниловна настаивала на строгом соблюдении раскладки, остальные хотели наесться рыбы на всю оставшуюся жизнь. "Голодный бунт" наоборот. Закончилось все тем, что в каждом котле и котелочке постоянно что-то варилось, а наши "маленькие детки" вольны были выбирать, что есть на завтрак или ужин.Хороша рыбка! Одним словом, наступило безнравственное вульгарное обжорство. У всех, сидящих у костра руки были заняты совсем не кружками с чаем, все были вовлечены в процесс приготовления окуня на рожне, поворачивая тушки этого жирного и мясистого хищника то брюшком, то спинкой к огню. А когда Паша "включил", а вернее, "выключил" автоклав-коптильню, и из-под крышки пошел ароматнейший запах щуки горячего копчения, стало ясно, что нам придется нести продукты назад в город. Но это было потом, сейчас же все уплетали за обе щеки копченую рыбу, придерживая языки, чтобы не проглотить.
   Если основным занятием наших мужчин была рыбалка, то у нас, женщин, такого развлечения не было, а кухня - она и дома обрыдла. Прогулявшись по окрестностям и критически оценив деревянные каркасы, оставленные нашими предшественниками, мы выбрали подходящий на маленьком пляжике за поворотом и решили устроить настоящую баню. Теоретически мы представляли, как это делается, но практики не было ни у кого. Строим баню
   Но разве мы не русские женщины? Все, решено! И без мужиков справимся, тем более что печь готова, каркас только обтянуть надо (хорошо бы шкурами :-) ), а дальше - топи, парься, да прыгай в Байкал. Так как понравившаяся нам банька стояла далековато от нашего лагеря, дрова пришлось заготавливать тут же. В помощники взяли Митю, мы пилили, а он колол, так что вскоре возле каменной печурки выросла гора дров. Оставив его топить печь, мы втроем ушли в лагерь. На смену Мите отправили старших студентов, изнывавших от ничегонеделанья - Артема и Сашу, Аришка тоже решила составить им компанию вместе с "Бхагаватгитой".
   Собрав в лагере все большие куски полиэтилена, все веревочки и шнурочки, прихватив котел, вернулись к бане. "Истопники" наши исправно топили каменку, но не все камни ещё достаточно прогрелись, поэтому, велев им топить и дальше, сами мы ушли за вениками.
   Берез поблизости не было, поэтому пришлось довольствоваться ивой, да разной ароматной травой, причем, конечно же, мы старались не "косить косой". Мальчишки уже устали подкидывать дрова, им хотелось есть, пить, поэтому мы отпустили их, начав самый сложный этап - устройство стен и крыши бани. Как назло, с Байкала потихоньку потянул ветерок, словно хотел помешать нам. Он, конечно, здорово осложнил нам жизнь, ибо это совсем непросто - обтянуть на ветру разнокалиберными кусками полиэтилена почти двухметровой высоты каркас в котором целых четыре стены и крыша, используя только камешки и веревочки, всего три пары рук, да ещё обладая при этом далеко не двухметровым ростом. Чтобы не сдуло крышу, завалили её ковриками и жердями, исполняя при этом почти акробатические этюды. В качестве двери оставили непривязанным один угол. Последний штрих - песчаный пол бани устлали ветками и травой, а каменку обложили веточками можжевельника. Все, можно приступать! Процесс пошел!
   Плеснув водой на камни, мы компактно разместились вокруг печи, а когда наша импровизированная банька наполнилась ароматным паром, восторгам не было предела. Через несколько минут наши распаренные тела уже остывали в прохладной воде озера. И - снова в божественный пар! Такое нехитрое сооружение, а сколько удовольствия! :-)
   Все мужчины уже были в лагере к нашему возвращению, а Паше никак не верилось, что у нас все получилось, и на наше предложение идти теперь им париться, он только фыркнул. Но тут же исчез куда-то с сыном. Как вскоре донесла разведка - строить каркас новой бани у ближайшей к лагерю каменки (мы от нее отказались именно из-за отсутствия готового каркаса). Молниеносно ими был воздвигнут каркас, параллельно топилась печь, в общем, процесс подготовки был ускорен до предела, ибо солнце уже садилось. Вскоре тишина позднего вечера была разорвана истошными криками - это парильщики прыгали из бани в озеро. :-) Ни хвоста, ни чешуи нам!
   Ещё одним развлечением было катание на лодке. Тимка укомплектовал её надувным матрасом, постеленным на дно, и двумя спасжилетами, без которых, кстати, мы не отпускали их со Степаном далеко от берега. Чаще они плавали поблизости, но иногда и к маленькому острову, манившему к себе, как любой остров притягивает и манит всех мореходов.
   Однажды поутру до завтрака и я решила посмотреть, а что же там любопытного. Когда кто-то от костра крикнул мне во след: "Ты куда, Одиссей?", я уже отмахала около сотни метров. Но до чего же вертлявая, эта резинка, пока пристроишь эти смешные весла в уключины, машешь ими, машешь, а она продвигается черепашьим шагом, да ещё все норовит уйти в сторону от курса. То ли дело байдарка: один взмах и она послушно скользит, рассекая водную гладь. Пока я приноравливалась к лодке, а она ко мне, открылся вид на Окуневый залив, вода озера заметно потемнела, а значит глубина подо мной уже - ого-го! Жутковато и загадочно одновременно. Ни из одной точки озера невозможно охватить взглядом все его берега сразу: слева Окуневый и исток Фролихи, за спиной - угадывается в дымке устье Левой Фролихи, справа - устье Правой. Кто сравнивает его с подковой, кто с бабочкой, но ощущение мощи и красоты природы от этого не умаляется. Откуда-то снизу, из глубины я ощутила сильный и холодный дух озера, захотелось быстрее на землю. Пока глаза созерцали, руки работали, и вот он - остров. Конечно, особенного на нем ничего нет: каменистый берег, сам порос лесом, но как цель, достойная достижения, он примечателен. Развернув лодку, я энергично заработала веслами и вскоре причалила у родного лагеря под изумленным взглядом едва проснувшегося сына: "Мам, ты куда это плавала?" Завтрак после такого утреннего моциона был, как нельзя, кстати. Все вместе
   Как бы ни было нам хорошо здесь, но все когда-то заканчивается. С сожалением приходится покидать этот райский берег с золотистым песком и ласковыми зелеными волнами. Спасибо, погода нас баловала, солнышко грело в меру, выходит, не зря мы "бурханили".
   Выходим в обратный путь группами по три-четыре человека по мере готовности, Сережа отчаливает сразу на лодке, чтобы сразу начать перевоз авангарда через Окуневый. Пучковы в арьергарде, как обычно, авангард - Карповы. Дорога домой всегда ближе и короче, да и рюкзаки легче. Пока наши сапоги привычно чавкают по тропе, у Мити возникает идея остаться ещё на два-три дня, продуктов ведь осталось достаточно. Замечательная идея, да жаль, поздно мы её взялись обсуждать. Аришка с оленем
   Шустрый лодочник Серега успевает перевезти почти всех, когда из леса появляется отряд Пучковых. Паша снова пытается устроить переправу по своей системе, но поздно, неперевезенной осталась только их семья. Ворча, он высаживает из лодки Сережу и сам делает ещё три рейса, пока мы сидим на бугре под соснами подальше от берега и от его гнева. Ещё около двух часов - и мы снова на старой стоянке. Припрятанные дрова целы, Пока мы готовим обед, вездесущие мальчишки сообщают, что яхты не видно, а Байкал штормит. Значит, сегодня можно "Медузу" и не ждать, вряд ли Коровин выйдет в шторм из города. Что ж, для августа шторм на Байкале нередкое явление, будем ждать погоды. Народ разбредается кто - куда. Аришка с Сережей пытаются приманить сухариками местного оленя для эффектного снимка, что в конце концов им удается. Для меня было открытием, что у оленей, оказывается, очень приятная, бархатистая поверхность рогов, и гладить их, если олень, конечно позволит такое панибратство, одно удовольствие.
   А поздно вечером у нашего костра неожиданно появляются гости - Саша Коровин и Егор Егорович. Выясняется, что на море сносная волна, но выходить будем, естественно, утром. Все, запахло городом. На яхте прибыли наши старые знакомые: Анатолий с Женькой и Георгий Георгиевич, москвич, ежегодно живущий на Фролихе по несколько летних недель вот уже на протяжении почти тридцати лет. Такое завидное постоянство и такая верность! Фролиха того стоит!!!
озеро Фролиха сверху остров на озере Фролиха
Взгляд влево Лучший пляж на озере Взгляд вправо А так мы купались!
озеро Фролиха Левая оконечность озера Фролиха

г. Северобайкальск, август 2001 г.
Распутина Наталья

Благодарю за предоставленные фотографии Родионова Евгения, Крымцевых Ольгу и Дмитрия, Жаркова Сергея.


Официоз   Новости   Коротко о...   Транспорт   Размещение   Питание   Маршруты   Карты   Очерки